«Здесь птицы не поют...»

Лет 20 назад здесь, за Овсянкой (если ехать в сторону лесопункта “Арби”), простирались поля, засеянные гречихой, овсом, ячменём, чуть поодаль, на опушке леса, располагалась совхозная пасека, а за лесом начинались покосы. Одуряющий запах скошенной травы, цветущей гречихи, поспевающей земляники, гудение пчёл и шелест листвы в кронах деревьев живут в моей памяти и по сей день.

 

А потом всё пошло по гибельному сценарию последних десятилетий. Сначала стал разваливаться совхоз, стремительно зарастали поля, некогда отвоёванные у болот мелиораторами. Дорезали и сдали на мясо последних коровёнок, и скоро не нужными оказались силосные ямы. В 90-х годах они стали постепенно превращаться в свалку бытового мусора. Жители села свозили сюда весь хлам, но таковы уж реалии нынешнего времени, что чем ниже становился жизненный уровень, тем больше бытовых отходов стало вывозиться на свалку. Вскоре она вышла за определённые границы и стала наступать на поля, просёлочные дороги, перелески, захватывая всё новые и новые территории.

В последний раз на “полигоне складирования твёрдых бытовых отходов села”, как официально именуется свалка, я был лет пять назад. Уже тогда это место производило тягостное впечатление своей дикой неухоженностью. Мусор сваливался куда заблагорассудится, ветер разносил его по окрестностям, и не было даже намёка на то, что кто-то пытался навести здесь порядок. Сейчас ситуация стала значительно хуже. Свалка стала куда больше, вонь и смрад от горящего хлама не дают дышать. Очевидно, что даже самые законопослушные жители села вряд ли рискнут углубиться далеко, чтобы выгрузить накопившийся мусор, а потому сваливают его ближе к дороге. То и дело встречаются трупы животных, хотя, неподалёку виден остов скотомогильника. Но его территория густо заросла бурьяном, полусгоревшие столбы лишились колючей проволоки, и сооружение явно не используется по предназначению. Впрочем, в сельсовете пояснили, что официально на территории муниципального образования объекта, под названием “скотомогильник”, вовсе нет. Где находят свой последний приют павшие четвероногие, принадлежавшие жителям села, можно только догадываться.

По заверению главы сельсовета Олега Рожковского, несколько раз делались попытки навести своими силами хоть какой-то порядок на свалке, но что может сделать глава муниципального образования, если подобные мероприятия не входят в его полномочия? Ведь в соответствии с законом он обязан организовать только сбор и вывоз мусора на полигон ТБО, а вот его утилизация и переработка – забота главы районной администрации.

24 мая глава сельсовета направил на имя главы Зейского района Андрея Сухомесова письмо, в котором напомнил о “необходимости решить вопрос об очистке общественной свалки”. Несмотря на то, что с момента отправки письма прошло почти два месяца, ответ на него так и не был получен.

Впрочем, ответ из администрации Зейского района могли задержать из тех соображений, что предстояли судебные разбирательства по этому вопросу, и решение легко можно было предсказать. 24 мая из прокуратуры Зейского района в районный суд было направлено исковое заявление, в котором прокурор просит суд обязать администрацию Зейского района исполнить свои обязанности по утилизации и переработке бытового мусора “в соответствии с санитарно-эпидемиологическими требованиями”. Как и следовало ожидать, в судебном заседании, которое состоялось 15 июля, было вынесено решение, обязывающее администрацию района исполнить свои полномочия. По словам помощника прокурора Ивана Евдокимова, который занимается решением этих вопросов, представитель районной администрации представил суду разработанную программу по утилизации и переработке ТБО на всей территории района. Как оказалось, дело это недешёвое и по расчётам авторов программы на её реализацию потребуется около 240 миллионов рублей. Сумма запредельная и понятно, что в бюджете района таких денег не найти. Остаётся уповать на выделение средств из бюджетов других уровней.

Впрочем, надежды на это призрачны, и похоже, что у представителей Россельхознадзора – непаханое поле деятельности на территории нашего района. Рассказывает государственный инспектор отдела земельного надзора Лариса Шаповалова.

– Нами установлены несанкционированные свалки бытовых отходов на территории Соснового Бора и Заречной Слободы. Понятно, что за это должен нести ответственность глава поселения, в обязанность которого входит организация сбора и вывоза бытовых отходов за пределы населённого пункта. Совсем другая ситуация с полигонами для утилизации и переработки твёрдых бытовых отходов. Речь не только об Овсянке. На территории Зейского района многие полигоны для утилизации и переработки ТБО никак документально не оформлены, многие из них находятся на землях сельхозназначения. В ряде населённых пунктов сбор и вывоз бытовых отходов никак не организован. Главы поселений устранились от этой работы, и жители сами решают, что делать с мусором: везти его на свалку или выбросить тут же, рядом с домом или в ближайшем лесочке.

Сейчас мы проводим проверку организации этой работы в сёлах района. Несколько поселений уже проверили, 17 июля отправляемся в Чалбачи и Николаевку. Полагаю, что нам будет что рассказать читателям “ЗВ” об организации этой работы и тех санкциях, которые ждут ответственных за это лиц.

Григорий Филатов.

Фото автора.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник